Вопрос о  квалификации в качестве нарушения антимонопольного законодательства нарушений предпринимателями специальных требований к качеству товаров, работ и услуг, а также правил реализации отдельных видов товаров.

18 декабря 2018, 13:55

Федеральный закон от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Федеральный закон «О защите конкуренции») определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции, в том числе предупреждение и пресечение недобросовестной конкуренции (пункт 1 части 1 статьи 1).

В силу пункта 7 статьи 4 Федерального закона «О защите конкуренции» под конкуренцией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Пунктом 9 статьи 4 Федерального закона «О защите конкуренции» определено, что недобросовестная конкуренция – это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Запрет на недобросовестную конкуренцию установлен статьями 14.1-14.8 Федерального закона «О защите конкуренции».

Исходя из содержания указанных норм права для признания факта осуществления недобросовестной конкуренции в качестве правонарушения и подтверждения его состава в действиях конкретного лица необходимо установить одновременное наличие всех признаков, к которым следует отнести: 1) осуществление деятельности хозяйствующими субъектами на одном товарном рынке (наличие конкурентных отношений); 2) осуществление активных действий в нарушение требований законодательства Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; 3) направленность таких действий на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности; 4) причинение или возможность причинения убытков другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесение или возможность нанесения вреда их деловой репутации.

Оценивая действия хозяйствующих субъектов на предмет наличия либо отсутствия в них недобросовестной конкуренции, антимонопольный орган устанавливает, прежде всего, влияние таких действий на конкуренцию на соответствующем товарном рынке и на деятельность конкурентов.

Кировским УФАС России рассматривались действия лиц по производству и реализации фальсифицированных продуктов питания, а также несоблюдению требований по реализации табачных изделий на соответствие требованиям Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции», в частности статьям 14.2 и 14.8 Федерального закона соответственно. При этом данная деятельность исследовалась не с точки зрения защиты прав потребителей, а исходя из интересов добросовестных участников соответствующего товарного рынка, с учетом того факта, что заявителями являлись хозяйствующие субъекты - конкуренты. Формулировка одного из признаков недобросовестной конкуренции (действия, которые противоречат законодательству Российской Федерации) предопределяет необходимость применения иных норм законодательства Российской Федерации при установлении признаков недобросовестной конкуренции как нарушения антимонопольного законодательства.

Таким образом, в случае выявления Кировским УФАС России того факта, что несоблюдение хозяйствующими субъектами законодательства, контроль за соблюдением которого возложен на иные надзорные органы, оказывает негативное влияние на конкуренцию, такие обстоятельства подлежат рассмотрению антимонопольным органом на предмет их соответствия требованиям Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции». Данная позиция подтверждается складывающейся в регионе судебной практикой (судебные дела №А28-3717/2016, №А28-7702/2018, №А28-7071/2018).

 

Наверх